Интервью с Марией Цанцаноглу, исполняющей обязанности генерального директора MOMus и художественным руководителем MOMus-Museum of Modern Art- Costakis Collection, Салоники, Греция, интервью с Ана Франговской, историком искусства и куратором.

 

Мария Цанцаноглу исполняет обязанности генерального директора MOMus и художественный руководитель MOMus-Museum of Modern Art-Costakis Collection в Салониках, Греция. Область ее исследований и публикации в основном относятся к периоду русского авангарда. Она специально занималась такими предметами, как синтез искусства, визуальной поэзии, искусства и политики, а также русским и греческим современным искусством и современным искусством на Кавказе и в Центральной Азии. Была членом Государственного комитета Министерства культуры по приему коллекции Костаки (1998). Она сотрудничала с Министерством печати и массовых коммуникаций в качестве научного сотрудника по вопросам, связанным с развитием и популяризацией культуры в Посольстве Греции в Москве (1994-1997), а затем в качестве пресс-атташе (1997-2002). Преподавала историю греческого искусства в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова (1997-2001). Она опубликовала значительное количество статей и участвовала в многочисленных конференциях в Греции и за рубежом. Она была сокуратором 1ул Салоникская биеннале современного искусства (2007) и директор 2nd Биеннале современного искусства в Салониках (2009). Она наладила прекрасное сотрудничество с Музеем современного искусства в Скопье и в дальнейшем делится с нами своим мнением о «общем или оспариваемом наследии».

У нас есть наследие, которое может вызывать разные - иногда сложные или конкурирующие - взгляды и эмоции, в зависимости от подхода и точки зрения. Проблема преодоления такого расхождения заключается в попытке одновременно донести различные мнения и голоса при представлении этого наследия публике. Согласны ли вы с этим и считаете ли вы, что это важная задача, когда речь идет о наследии и истории, которые по-разному относятся к разным людям?

Мария: Материальное и нематериальное культурное наследие имеет особенность, заключающуюся в том, что, с одной стороны, оно передается, охраняется и ценится, но, с другой стороны, оно идентифицируется и переопределяется самим обществом как принадлежащее ему. Культурное наследие нельзя навязать и впечатлить искусственным путем ни в обществе в целом, ни в какой-либо его части. В этом смысле любой другой подход к культурному наследию со стороны части общества должен регулироваться правилами уважения прав человека.

Какие мирные и толерантные способы чтения и представления фактов об общей истории или оспариваемых историях в соответствии с вами?

Мария: История, как и общая история, обладает объективностью зафиксированных фактов (что, несомненно, произошло) и субъективностью их интерпретации. Он также неоднократно подвергался фальсификации. Историю изучают и преподают ученые, которые представляют факты и открыто обсуждают их и не являются объектом политических манипуляций. Когда политики занимаются историей из националистических соображений, люди должны быть осторожны.

Вы участвуете в трансграничном сотрудничестве с профессионалами из Северной Македонии и испытываете ли трудности в его реализации?

Мария: Я представляю крупную культурную организацию изобразительного искусства в Салониках и считаю сотрудничество с Северной Македонией важным и серьезно занимаюсь им не только из личных интересов, но и потому, что я считаю, что это могло бы взаимно обогатить наши отношения. Я встретил исключительных, творческих и вдохновляющих людей в Северной Македонии. Я особенно говорю о коллегах из Музея современного искусства Скопье, которые также стремились к существенному сотрудничеству с нами, но я уверен, что эта практика применима и к другим учреждениям. Сейчас у нас самые лучшие отношения, мы очень гордимся тем, что дружим с большими перспективами для дальнейших совместных культурных мероприятий.

Можете ли вы привести пример тематического исследования общего или оспариваемого наследия, связанного с вашей конкретной областью интересов (этно-музыка, история, археология, современное искусство, история искусства и т. Д.), И как вы подойдете к его презентации?

Мария: Организация двух выставок, одна из которых подготовлена Музеем современного искусства (MoCA) в Скопье и представлена в Салониках под названием «Все, что у нас есть общего», а другая произведена MOMus - Музеем современного искусства в Салониках и представлена в Скопье. озаглавленный «Я это имя или это изображение» послужил первым стимулом для тематического исследования. За этим последуют и другие виды сотрудничества, которые охватят культуру нашего региона, поскольку мы считаем, что то, что нас объединяет, гораздо важнее и важнее, чем то, что может нас разлучить.

Как мы выбираем вспоминать прошлое и как мы выбираем двигаться вперед - важнейшие вопросы сегодняшнего дня. Что означает культурное наследие в различных национальных и региональных контекстах? Кто может считать его своим и кто решает, как его сохранить, отобразить или восстановить? Как поделиться культурным наследием?

Мария:Я считаю, что культурное наследие не всегда принадлежит исключительно одной нации, но накладывает свой отпечаток на более широкую географическую область, где разные нации взаимодействуют и делятся общим опытом с течением времени.. Отсюда и богатые общие балканские народные традиции в музыке, танцах, сказках и т. Д. Это взаимодействие следует рассматривать как сокровищницу сотрудничества и хороших отношений.

«Культурное наследие - это сокровищница сотрудничества и добрых отношений»

«Национальные нарративы означают то, что они не включают слоев; они односторонние, часто хронологические и содержат ощущение фиксированной, статичной, исторической правды о них », - сказал Андерсон в 1991 году. Согласны ли вы с этой цитатой и почему?

Мария: Я бы предпочел не говорить о фиксированных национальных нарративах, а о важных культурных событиях, которые были записаны в коллективной памяти через наследие и устные традиции и были исторически записаны и сохранены.

Конечно, они сохраняют свое значение до тех пор, пока они перечислены как действия, которые продвигают человеческие ценности и защищают свободу и социальную справедливость народов, делая упор не на враждебности, а на вопросе братства и добрососедства народов.

Еще один метод оспаривания национального нарратива, касающегося общего или оспариваемого наследия, - это перейти от частного к универсальному. Корнелиус Холторф пишет: «(…) новое культурное наследие может выйти за рамки культурного партикуляризма, продвигая ценности и добродетели, вытекающие из гуманизма и приверженности глобальной солидарности». Что Вы думаете об этом?

Мария: Думаю, что мой предыдущий ответ частично отвечает и на этот вопрос. Культурное наследие может быть лучшим примером культурного диалога и сотрудничества, когда оно не ограничивается национальным нарративом и, конечно же, когда оно не интерпретируется в узких националистических целях. Особенно, когда есть схожие черты культурного наследия, такие как музыка, народные танцы, сказки, как это часто бывает в Балканском регионе.

Когда мы обсуждаем общее или оспариваемое наследие, очень важен вопрос времени, и в крайних случаях недавних беспорядков лучшим методом примирения может быть не обращение к прошлому как к индивидуальному; скорее, мы надеемся, что прошлое останется в прошлом. Как вы думаете, можно ли это реализовать в нашем контексте?

Мария: Культуру также можно определить как инструмент для лучшего понимания и защиты гуманитарных ценностей, она говорит на общечеловеческом языке, а народы своими культурными достижениями вносят свой вклад в этот универсальный язык.. В этом смысле культурный обмен способствует построению лучшего будущего.

Считаете ли вы, что более многоголосое, вовлекающее, разнообразное, (само) рефлексивное и активное участие может решить некоторые препятствия на пути представления культурного наследия (общего или оспариваемого)?

Мария: Определенно, я верю в это. Путем плюрализма, разнообразия и участия работники культуры стремятся создать условия терпимости и взаимопонимания, которые потенциально могут решить такие препятствия.

Считаете ли вы, что сфера слов может повлиять на то, как аудитория прочитает истории, связанные с наследием (общим или оспариваемым)?

Мария: Подлинное искусство не имеет единого уровня интерпретации, это объект мысли, а не абсолютного знания. Творчество, интерпретируемое односторонне и одномерно, либо неполно как произведение искусства, либо его подход проблематичен.

***

Интервью проводится в рамках проекта «Совместное или оспариваемое наследие», Реализованный ALDA Skopje и Forum ZFD. Целью проекта является улучшение приграничного сотрудничества между Северной Македонией, Грецией и Болгарией. Проект повышает осведомленность специалистов по наследию и работников культуры о роли спорных историй и общего культурного наследия в процессах интеграции в ЕС. Ответственность за содержание интервью полностью ложится на собеседника, и оно не всегда отражает взгляды и отношения ALDA и Forum ZFD.

Интервью с Марией Цанцаноглу, исполняющей обязанности генерального директора MOMus и художественным руководителем MOMus-Museum of Modern Art- Costakis Collection, Салоники, Греция, интервью с Ана Франговской, историком искусства и куратором.

 

Мария Цанцаноглу исполняет обязанности генерального директора MOMus и художественный руководитель MOMus-Museum of Modern Art-Costakis Collection в Салониках, Греция. Область ее исследований и публикации в основном относятся к периоду русского авангарда. Она специально занималась такими предметами, как синтез искусства, визуальной поэзии, искусства и политики, а также русским и греческим современным искусством и современным искусством на Кавказе и в Центральной Азии. Была членом Государственного комитета Министерства культуры по приему коллекции Костаки (1998). Она сотрудничала с Министерством печати и массовых коммуникаций в качестве научного сотрудника по вопросам, связанным с развитием и популяризацией культуры в Посольстве Греции в Москве (1994-1997), а затем в качестве пресс-атташе (1997-2002). Преподавала историю греческого искусства в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова (1997-2001). Она опубликовала значительное количество статей и участвовала в многочисленных конференциях в Греции и за рубежом. Она была сокуратором 1ул Салоникская биеннале современного искусства (2007) и директор 2nd Биеннале современного искусства в Салониках (2009). Она наладила прекрасное сотрудничество с Музеем современного искусства в Скопье и в дальнейшем делится с нами своим мнением о «общем или оспариваемом наследии».

У нас есть наследие, которое может вызывать разные - иногда сложные или конкурирующие - взгляды и эмоции, в зависимости от подхода и точки зрения. Проблема преодоления такого расхождения заключается в попытке одновременно донести различные мнения и голоса при представлении этого наследия публике. Согласны ли вы с этим и считаете ли вы, что это важная задача, когда речь идет о наследии и истории, которые по-разному относятся к разным людям?

Мария: Материальное и нематериальное культурное наследие имеет особенность, заключающуюся в том, что, с одной стороны, оно передается, охраняется и ценится, но, с другой стороны, оно идентифицируется и переопределяется самим обществом как принадлежащее ему. Культурное наследие нельзя навязать и впечатлить искусственным путем ни в обществе в целом, ни в какой-либо его части. В этом смысле любой другой подход к культурному наследию со стороны части общества должен регулироваться правилами уважения прав человека.

Какие мирные и толерантные способы чтения и представления фактов об общей истории или оспариваемых историях в соответствии с вами?

Мария: История, как и общая история, обладает объективностью зафиксированных фактов (что, несомненно, произошло) и субъективностью их интерпретации. Он также неоднократно подвергался фальсификации. Историю изучают и преподают ученые, которые представляют факты и открыто обсуждают их и не являются объектом политических манипуляций. Когда политики занимаются историей из националистических соображений, люди должны быть осторожны.

Вы участвуете в трансграничном сотрудничестве с профессионалами из Северной Македонии и испытываете ли трудности в его реализации?

Мария: Я представляю крупную культурную организацию изобразительного искусства в Салониках и считаю сотрудничество с Северной Македонией важным и серьезно занимаюсь им не только из личных интересов, но и потому, что я считаю, что это могло бы взаимно обогатить наши отношения. Я встретил исключительных, творческих и вдохновляющих людей в Северной Македонии. Я особенно говорю о коллегах из Музея современного искусства Скопье, которые также стремились к существенному сотрудничеству с нами, но я уверен, что эта практика применима и к другим учреждениям. Сейчас у нас самые лучшие отношения, мы очень гордимся тем, что дружим с большими перспективами для дальнейших совместных культурных мероприятий.

Можете ли вы привести пример тематического исследования общего или оспариваемого наследия, связанного с вашей конкретной областью интересов (этно-музыка, история, археология, современное искусство, история искусства и т. Д.), И как вы подойдете к его презентации?

Мария: Организация двух выставок, одна из которых подготовлена Музеем современного искусства (MoCA) в Скопье и представлена в Салониках под названием «Все, что у нас есть общего», а другая произведена MOMus - Музеем современного искусства в Салониках и представлена в Скопье. озаглавленный «Я это имя или это изображение» послужил первым стимулом для тематического исследования. За этим последуют и другие виды сотрудничества, которые охватят культуру нашего региона, поскольку мы считаем, что то, что нас объединяет, гораздо важнее и важнее, чем то, что может нас разлучить.

Как мы выбираем вспоминать прошлое и как мы выбираем двигаться вперед - важнейшие вопросы сегодняшнего дня. Что означает культурное наследие в различных национальных и региональных контекстах? Кто может считать его своим и кто решает, как его сохранить, отобразить или восстановить? Как поделиться культурным наследием?

Мария:Я считаю, что культурное наследие не всегда принадлежит исключительно одной нации, но накладывает свой отпечаток на более широкую географическую область, где разные нации взаимодействуют и делятся общим опытом с течением времени.. Отсюда и богатые общие балканские народные традиции в музыке, танцах, сказках и т. Д. Это взаимодействие следует рассматривать как сокровищницу сотрудничества и хороших отношений.

«Культурное наследие - это сокровищница сотрудничества и добрых отношений»

«Национальные нарративы означают то, что они не включают слоев; они односторонние, часто хронологические и содержат ощущение фиксированной, статичной, исторической правды о них », - сказал Андерсон в 1991 году. Согласны ли вы с этой цитатой и почему?

Мария: Я бы предпочел не говорить о фиксированных национальных нарративах, а о важных культурных событиях, которые были записаны в коллективной памяти через наследие и устные традиции и были исторически записаны и сохранены.

Конечно, они сохраняют свое значение до тех пор, пока они перечислены как действия, которые продвигают человеческие ценности и защищают свободу и социальную справедливость народов, делая упор не на враждебности, а на вопросе братства и добрососедства народов.

Еще один метод оспаривания национального нарратива, касающегося общего или оспариваемого наследия, - это перейти от частного к универсальному. Корнелиус Холторф пишет: «(…) новое культурное наследие может выйти за рамки культурного партикуляризма, продвигая ценности и добродетели, вытекающие из гуманизма и приверженности глобальной солидарности». Что Вы думаете об этом?

Мария: Думаю, что мой предыдущий ответ частично отвечает и на этот вопрос. Культурное наследие может быть лучшим примером культурного диалога и сотрудничества, когда оно не ограничивается национальным нарративом и, конечно же, когда оно не интерпретируется в узких националистических целях. Особенно, когда есть схожие черты культурного наследия, такие как музыка, народные танцы, сказки, как это часто бывает в Балканском регионе.

Когда мы обсуждаем общее или оспариваемое наследие, очень важен вопрос времени, и в крайних случаях недавних беспорядков лучшим методом примирения может быть не обращение к прошлому как к индивидуальному; скорее, мы надеемся, что прошлое останется в прошлом. Как вы думаете, можно ли это реализовать в нашем контексте?

Мария: Культуру также можно определить как инструмент для лучшего понимания и защиты гуманитарных ценностей, она говорит на общечеловеческом языке, а народы своими культурными достижениями вносят свой вклад в этот универсальный язык.. В этом смысле культурный обмен способствует построению лучшего будущего.

Считаете ли вы, что более многоголосое, вовлекающее, разнообразное, (само) рефлексивное и активное участие может решить некоторые препятствия на пути представления культурного наследия (общего или оспариваемого)?

Мария: Определенно, я верю в это. Путем плюрализма, разнообразия и участия работники культуры стремятся создать условия терпимости и взаимопонимания, которые потенциально могут решить такие препятствия.

Считаете ли вы, что сфера слов может повлиять на то, как аудитория прочитает истории, связанные с наследием (общим или оспариваемым)?

Мария: Подлинное искусство не имеет единого уровня интерпретации, это объект мысли, а не абсолютного знания. Творчество, интерпретируемое односторонне и одномерно, либо неполно как произведение искусства, либо его подход проблематичен.

***

Интервью проводится в рамках проекта «Совместное или оспариваемое наследие», Реализованный ALDA Skopje и Forum ZFD. Целью проекта является улучшение приграничного сотрудничества между Северной Македонией, Грецией и Болгарией. Проект повышает осведомленность специалистов по наследию и работников культуры о роли спорных историй и общего культурного наследия в процессах интеграции в ЕС. Ответственность за содержание интервью полностью ложится на собеседника, и оно не всегда отражает взгляды и отношения ALDA и Forum ZFD.